САЙТ В САЙТЕ
Альманах "ДОМ ДЕРИБАСА"

  Об Альманахе
Проза
Поэзия
Публикации
  История. Краеведение
АССЕДО
Зигмунд Фрейд и Одесса
О подводной славе Одессы
Памяти Ефима Геллера
Впереди - Бал де Рибаса
Быть достойным
своих предков
Мемориальная доска
на «Доме с Атлантами»
  Еврейский Берлин
О музее "Екатерина II"
в Цербсте
Искусство. Вернисаж
Интервью
Дерибасовская премия
Память
Зарубежная "ОДЕССИКА"

 

Сайт в сайте

АЛЬМАНАХ
"ДОМ ДЕРИБАСА"


История. Краеведение


Ежегодно международной общественностью 27 января отмечается День памяти жертв Холокоста – беспримерного преступления середины ХХ века.

Каждого приезжего в Берлин помимо знакомства с городом
и посещения музеев интересует довоенная и сегодняшняя жизнь евреев Германии, история еврейского Берлина.

Автор признателен фрау Авиве, принявшей вместе со своим братом, жителем Хайфы, участие в экскурсии по еврейскому Берлину и в разговоре, лёгшим в основу статьи.

 

ЕВРЕЙСКИЙ БЕРЛИН
Прогулка с Александром Маниовичем

24 декабря 2005 г.
CHRISMUKKAH (англ.),
WEIHNUKKA (нем.).

Идём на Рождественско-Хануккальную ярмарку, впервые открытую на территории Еврейского музея. Впервые пьём кошерный глинтвейн. Радуемся совпадению праздников, в преддверии которых Папа впервые посетил синагогу.
Это вселяет надежды.

25 декабря 2005 г.
СHRISТMAS (англ.),
WEIHNACHT (нем.).

Первый рождественский день. Решаем пройтись по празднично-рождественской Kurfurstendamm, берлинской Пятой авеню. Улица не только непривычно безлюдна, нет даже едущих машин. К часу дня к ресторанам Ку'дамма начинают подъезжать десятки машин, молодые помогают пожилым родителям выходить из них.
Наступает время традиционно-праздничных семейных обедов.

Несмотря на предстоящий через несколько дней Сильвестр, к вечеру у многих домов города уже лежат выброшенные ёлки.
«Их нравы», европейское Рождество отпраздновано…

А наш Новый Год только впереди. Будем отмечать по Москве, по Одессе, по среднеевропейскому. И мысленно будем
в Москве, Одессе, а реально тут, в Берлине, Тель-Авиве, Париже, Нью-Йорке, Ванкувере, Сиднее…

Чем же был прошедший год для нас, приехавших в Германию?

Для меня прошедший год начался со звонка знакомой: «Александр, мой брат 12 лет живёт в Хайфе. Я никак не могла его заставить приехать ко мне в гости. Слышала одно и то же: «Как ты могла поехать в Германию?» Наконец, он решился. Давайте вместе покажем ему еврейский Берлин, поговорим о превратностях еврейской жизни в Германии, в прошлом
и настоящем».

Договариваемся с Сусанной: «Никакой политики, никакой религии, никакой социальной экономики. Показываем только город и его архитектуру, мемориальные памятники, еврейские мемориальные районы и синагоги, рассказываем об истории немецких евреев, о прошлых и настоящих традициях еврейской жизни в Германии. Выводы пусть делает сам».

Но, в конце концов, разговор получился и об официальной политике государства, и о религиозных течениях,
и о превратностях интеграционной судьбы иммигрантов, и о приобретенной берлинской еврейской общиной громкой газетно-журнальной и телевизионной популярности темы «дружбы евреев в Общине»
(«террариум единомышленников»…), темы постоянного использования членами правления еврейской общины финансов во имя… Не будем уточнять.
Ну, любят евреи деньги. А кто же их не любит?...

История еврейской жизни в Германии,
рассказанная и показанная одесситу Семёну, жителю Израиля.

Встречаемся у исторической «Нулевой точки» Берлина – Lеipziger Strasse угол Seydelstrasse. Семён – симпатичный семидесятилетний одессит, долго работал в портах Одессы и Хайфы, одинаково патриотично влюблён в Одессу и в Израиль. Проявляет осведомлённость в современной политике, истории, культуре. Говорит, что никак не может понять, чем руководствуются евреи, решившие поехать в Германию на ПМЖ, и хочет осмыслить жизнь евреев в Германии. Готов нам подчиниться – из увиденного и услышанного самому сделать выводы.
И … задаёт нам традиционно задаваемый израильтянами вопрос: «Сегодня в Германии есть антисемитизм?» Улыбаемся: «Наивный вопрос!» «Успокаиваем» Семёна: «Тысячелетие был, есть и будет. По крайней мере,
в обозримом будущем. И не только в Германии. Кстати, у Стены плача в Иерусалиме и на Вифлеемской площади перед Храмом Рождества мы видели, как одни евреи дерутся с другими евреями, видать, «антисемитами», и при этом «патриотично» сжигают государственный флаг Израиля ...». Последнее замечаем просто так, к слову, дабы предупредить заранее известные нам стандартные вопросы и высказывания израильтян.

Опять договариваемся – только официальные и реальные факты. Законодательство страны, высказывания и поступки ведущих политиков, мемориальные памятники и официальные мероприятия в честь значимых событий, нынешняя жизнь еврейской общины в Германии.

Начинаем с городского микрорайона, называемого Mitte («Середина»), который был одним из известных районов довоенного проживания зажиточных евреев и сосредоточения принадлежащих им банков, бирж и фирм, престижных жилых домов, салонов мод, издательств, магазинов, ресторанов, бальных залов, аптек, врачебных и юридических офисов.

Выходим на Axel-Springer-Strasse.
«Король жёлтой прессы», – замечает Семён. Да, тот самый. Это его имя десятки лет порочили в советское время.
Он постоянно боролся против авторитарной системы в ГДР, не переставая верить в падение Стены, в победу демократии на востоке страны.
Он демонстративно возвёл в пяти метрах от Стены высотное здание своего издательского концерна
«Axel-Springer-Verlag
, предсказав, что оно будет стоять в центре единого Берлина.
Его часто называли «Предвестником истории». Ему, демократу и интернационалисту, принадлежит высказывание:
«Правый радикализм и антисемитизм, к сожалению, растут во многих частях земли. Но после того, что случилось у нас, пробуждение правого радикализма и антисемитизма у нас хуже, чем где-либо в мире. Освенцим – это были мы.
В самой глубине души я осознаю, что историческая обязанность немцев – помогать евреям в Израиле.
Одна из причин тому, конечно не единственная, что создание государства Израиль было ускорено тем невысказанным, что немцы при национал-социалистическом режиме сделали евреям во всей Европе».

Аксель Шпрингер постоянно высказывался об ответственности немцев за Холокост. Посещая Израиль, встречался с видными политиками и деятелями культуры, религиозными лидерами В 1966 г. он передал Иерусалимской библиотеке 3,6 млн. марок ФРГ. Когда в 1974 г. вынужденный выехать из России писатель Владимир Максимов решил издавать за рубежом на русском языке журнал, Шпрингер по собственной инициативе предложил финансирование издания журнала, причём, без всякого вмешательства со своей стороны в его редакционную политику.
Так родился знаменитый журнал «Континент», все годы финансированный Акселем Шпрингером.
Сегодня издательство Шпрингера является самым мощным в Германии. Оно выпускает многотиражные «Bild», «Morgen Post», «Berliner Zeitung», а издательство «Шпрингер-Раша» издаёт в России «Русский Newsweek» и «Forbos».

Подходим к месту, где до погромной «Хрустальной ночи» 9 ноября 1938 г. на Lindenstrasse стояла величественная синагога. До постройки синагоги на Oranienburger Strasse эта синагога была самой большой в Берлине, она вмещала 1800 человек. Это была синагога либерального иудаизма, богослужение сопровождала музыка и хоровое пение, женщины сидели вместе с мужчинами. Построенная в 1891 г. в романском стиле синагога имела богато орнаментированный интерьер, выполненный в восточном стиле. На мемориальных досках мы видим фотографии интерьеров синагоги, а на открытой площадке, которую ранее занимал молельный зал синагоги, ныне находится инсталляция в виде рядами установленных скамеек. И расположены они точно так, как стояли ряды стульев в синагоге.

Присаживаемся, молчим. Этот мемориал профинансировала известная немецкая фирма Barmen, здание которой в послевоенное время было возведено на месте уничтоженной синагоги. Семён удивлён: «Профинансировали немцы?» По этому поводу во время пребывания в Германии ему ещё не раз приходилось удивляться. Семён интересуется, почему еврейская община не восстановила синагогу.
Объясняем, что многие синагоги в Германии не восстановлены по причине их невостребованности.
Да и действующие синагоги ныне полупусты, посещаемы в основном в праздничные дни.
Вот цитата из недавней публикации в «Еврейской газете»: «В Берлине в каждую из семи синагог различных направлений регулярно приходят на богослужение всего порядка 100 человек».
Начало двадцатого первого века, не те евреи…

Пройдя пару кварталов, оказываемся на Hausvogteiplatz. С 1830 г. все дома на этой площади принадлежали еврейским банкирам и королям моды. Модельеры и швейники Парижа не всегда могли первенствовать в соревновании
с берлинскими дизайнерами моды. Ныне в память об еврейской «Площади европейской моды» установлена мемориальная зеркальная пирамида, каждая грань которой обращает взор в сторону домов, ранее принадлежащих еврейским семьям – Розенфельд, Левенштейн, Хиршфельд, Браун, Майер, Леви, Линденман, Зелингер, Левин, Зелигсон, Лемперт … Их имена и номера принадлежащих им домов указаны на ступеньках лестницы, ведущей из метро. Мемориальные доски сообщают, что все эти дома, швейные ателье и демонстрационные залы 2 ноября 1934 г. были конфискованы у законных владельцев и переданы «чистым арийцам».

Проходим на Bebelplatz . Печальное имя этой площади, которая исторически называлась Площадью Оперы, сегодня известно всему миру. Здесь 10 мая 1933 г. было предано огню более 30 тысяч книг более 400 авторов «не арийского духа» – Брехта, Фейхтвангера, Горького, Генриха и Томаса Манна, Цвейга, Гейне, Роллана, Шолом-Алейхема, Эйнштейна, Фрейда, Маркса, Энгельса и многих других. Генрих Гейне пророчески сказал: «Там, где сжигают книги, в конце концов начинают сжигать и людей». Предельно лаконична мемориальная инсталляция, выполненная известным израильским архитектором Миха Ульман. Комната с пустыми книжными полками по периметру.
Тысячи людей со всех стран мира в течении дня молча всматриваются в пустующую «Подземную библиотеку».

Решаем зайти в расположенную на площади католическую базилику Святой Ядвиги, являющуюся резиденцией Епископа. Возведенный в стиле римского Пантеона католический храм в протестантской Пруссии стал символом религиозной терпимости Фридриха Великого. Мы знакомим Семёна с экспозицией, посвящённой немецкому священнику Бернгарду Лихтенбергу, который в 1996 г. Папой Иоанном Павлом II был причислен к лику блаженных мучеников. Поклонится могиле соборного пастора Лихтенберга, похороненного в отдельной часовне храма. Во времена фашизма он ежедневно служил мессы за спасение преследуемых неарийцев, заключённых тюрем и концлагерей, помогал материально.
После «Хрустальной ночи» он ежевечерне начинал свою проповедь с молитвы о «бедных гонимых евреях».
В 1943 г. нацисты арестовали пастора и осудили его на два года тюрьмы. А впоследствии за неподчинение их требованиям публичного отказа от своих убеждений Лихтенберг был переведен в концлагерь Дахау, где он в ноябре 1943 г. умер.
Известно, что после своего освобождения Лихтенберг планировал отправиться духовником в еврейское гетто.

В храме также размещена экспозиция, освещающая отношение к еврейскому вопросу во времена фашизма католической церкви лично Папы Пия ХII , потворствующего самому чудовищному преступлению столетия – геноциду,
и иногда называемого «Нацистским Папой».
Тема спорная, она и сегодня активно обсуждается как евреями, так и католиками.

Пребывая в районе, считающимся исторической точкой Берлина, мы как-то отвлеклись от первоначально нами запланированной трассы экскурсии. Но, всё-таки, побывали там, где в долине реки Шпре около 1200 г. обосновались два торговых поселения, разделённые рекой, и в 1237 г. произошло объединение этих двух соперничавших городов – Берлина и Кёльна в один город. Эта дата считается годом основания Берлина.
Берлин становится главным городом курфюрста Бранденбургского, а с 1442 г. почти пять веков правит династия Гогенцоллернов.

Направляясь в старинную часть города, проходим мемориал памяти казнённых членов группы Герберта Баума, совершившей в 1942 г. поджог антисоветской выставки, устроенной нацистами в парке Lustgarten.
Среди них, как и в группе «Красная капелла», было много евреев.

Запланированную экскурсию по историческим местам жизни евреев в Берлине начинаем с Rosenstrasse.
Эта улица сегодня общеизвестна благодаря произошедшему на ней в феврале-марте 1943 г. событию, а также имевшему большой зрительский успех кинофильму «Розенштрассе».
На этой улице ХIII века, угол старинного переулка Heidereutergasse , была построена первая берлинская синагога, которую впервые можно увидеть на плане города 1714 г.
Это был, как мы бы сказали сегодня, «престижный» район. Здесь была резиденция королей, здесь в районе Marienviertel была воздвигнута старейшая в Берлине Marienkirche.
Церковь Богоматери упоминается уже в хрониках 1274 г., в ней на органе играл Иоганн Себастьян Бах.

Нам повезло – не так часто можно увидеть «природную инсталляцию», которая всегда очень радовала ГДРовцев.
При солнечном освещении на сверкающем алюминиевом шаре телевизионной башни, любимом детище Вальтера Ульбрихта, возникло очертание большого креста. Остроязычные берлинцы окрестили телевизионную башню именем «Святой Вальтер», а описанное природное явление – «Месть Ватикана».

За своё трёхвековое существование первая еврейская синагога несколько раз перестраивалась, а в 1938 г. она была разрушена фашистами. Варварски разрушая синагоги, нацисты издевательски заставляли евреев самим разбирать обломки зданий синагог, обязывали еврейские общины оплачивать счета на вывоз строительных отходов и проведение других работ.
Здесь же, на Rosenstrasse, с 1907 г. стояли многоэтажные дома, принадлежащие до 1938 г. Еврейской общине.

Семён желает сфотографироваться у памятника, воздвигнутого на исторической земле пребывания первой синагоги Берлина: «Посещение этого места для меня символично. Сегодня это фото я перешлю по электронной почте в Израиль».

Возведенный на месте старинной синагоги мемориал увековечил коллективное протестное событие в защиту евреев, которое было единственным в истории фашистского Рейха. Рядом с синагогой находилось четырёхэтажное здание,
в котором в феврале-марте 1943 г. гитлеровцы разместили пункт сбора евреев перед их депортацией в концлагеря (операция «Fabrikaktion» ).Сюда гестапо согнало более двухсот евреев. На уличных информационных тумбах мы видим копии фашистских транспортно-сопроводительных документов с указанием фамилий и названий концентрационных лагерей отправки людей.

В течении десяти дней перед этим зданием круглосуточно собирались сотни немок в знак протеста против депортации евреев, среди которых были их мужья и дети. Эта акция вошла в историю под названием «Fraunenprotest». Это был единственный в истории Рейха случай открытого коллективного протеста и выступления немцев в защиту евреев.
Это был единственный случай, вынудивший фашистов отступить. Заходим в «Aleksandr Plasa Hotel», где развёрнута большая экспозиция, читаем текст сделанного 6 марта 1943 г. министром пропаганды Йозефом Геббельсом официального заявления: «К сожалению, случилось нечто неприятное. Там, где собралась большая толпа народа, которая даже в какой-то степени защищала евреев. Я приказал службе безопасности не продолжать эвакуацию евреев
в такой критический момент». Переждав «критический момент», фашисты депортировали в лагеря смерти 55 тысяч берлинских евреев.
На возведенном в честь «Fraunenprotest» мемориале эпитафия:
«Сила гражданского сопротивления и сила любви побеждают насилие диктатуры».
Мы советуем Семёну обязательно посмотреть немецкий художественный фильм «Розенштрассе», отразивший это событие.

Проходя мимо здания бывшей Берлинской певчей академии, отмечаем, что её окончил внук Мозеса Мендельсона – выдающийся композитор Феликс Мендельсон-Бартольди. Семён вспоминает, что в одесских ЗАГСах всегда при оформлении браков звучал «Свадебный марш» Мендельсона, спрашивает: «Не того ли?» Подтверждаем – «того самого Мендельсона». Раз уж зашёл разговор о композиторах, спрашиваем Семёна об отношении в Израиле к Рихарду Вагнеру. Отвечает: «Смешанное. Многие, исходя из того, что он был музыкантом-антисемитом и очень любим Гитлером, возражают, чтоб его музыка звучала в стране. Другие, считая его талантливым композитором, не соглашаются
с первыми».

Да, Рихард Вагнер, как известно, был ярым антисемитом, теоретически обосновывая «опасность еврейского засилья
в музыке».
Вряд ли, это только было проявлением зависти к успеху творчества Джакомо Мейербера или Феликса Мендельсона-Бартольди, что безуспешно пытаются ныне внушить некоторые исследователи. В его высказываниях мы встречаем выражения «еврейская проблема», «окончательное решение» и другие антисемитские заявления, достойные печально известного нацистского листка «Der Sturmer» («Штурмовик»). Ультранационалистические оперы, в особенности «Кольцо Нибелунга», сочинённые композитором, умершим за полстолетие до прихода нацистов к власти, стали духовной основой нацистской идеологии и культуры.
Дискутируя, мы приходим к выводу, что произведения Рихарда Вагнера-композитора занимают ведущее место
в музыкальной культуре ХIХ века, а идеология Вагнера-человека отвратительна.
В заключении риторически прозвучал наш вопрос, вернее, утверждение: «Любим, же, мы произведения антисемитов Фредерика Шопена и Рихарда Штрауса»...

Пройдя пару кварталов, оказываемся в историческом Scheunenviertel – «Квартале сараев». Здесь в годы правления Великого курфюрста в середине ХVII века строили сараи для хранения зерна, район стал заселяться ворами и мошенниками, проститутками и сутенёрами. В многочисленных кабаках торговали краденым. В примыкающем районе ещё в начале ХVIII века поселились еврейские семьи, приехавшие из Восточной Европы. Дабы ославить евреев, нацисты распространили название «Квартал сараев» на густонаселённый район довоенного проживания евреев.
Район архитектурно-прекрасных многоэтажных домов…

Выходим на Grosse Hamburger Strasse. Именно на этой улице в 1671 г. впервые с разрешения Великого курфюрста, выдавшего «Охранную грамоту», поселилось 50 прибывших из Вены еврейских семей, основавших в этом же году новую еврейскую Общину. А первое достоверное упоминание о присутствии евреев на берлинской земле относится
к 1244 г. Большими местными еврейскими погромами были отмечены 1298,1349 и 1499 годы.

Пруссия первой среди немецких княжеств признала евреев равноправными гражданами.
В 1812 г. был принят Закон о гражданских правах, по которому евреям предоставлялось право свободного выбора профессии (за исключением судьи и офицера). В течении последующего столетия евреи полностью интегрировались
в немецкую общественно-политическую жизнь. В кварталах Scheunenviertel появились многочисленные еврейские школы, синагоги и молельные дома, кошерные магазины, ремесленные мастерские.

Мы посещаем территорию старинного еврейского кладбища, основанного в 1672 г.
За полтора столетия существования кладбища на нём нашли покой более 12 тысяч человек. В 1942 г. фашисты разбили памятники и сравняли кладбище с землёй.
На кладбище был похоронен знаменитый философ эпохи Возрождения Мозес Мендельсон (1729 – 1786 гг.).
Фашисты варварски разбили надгробную плиту: «Здесь покоится рабби Мозес из Дессау».
Ныне на могиле восстановлен памятник, одиноко стоящий на территории бывшего кладбища.

Возле кладбища находился Еврейский общинный дом для престарелых, который в 1942 г. нацисты превратили в тюрьму и сборный пункт евреев перед их отправкой в концлагеря Аушвиц (Освенцим) и Терезиенштадт. На этом месте установлена скульптурная группа в память о 55 тысячах погибших берлинских евреях.
Молча кладём поминальные камни на памятник.

Проходим мимо здания Еврейской свободной школы. Фашисты закрыли её в 1942 г., а с 1993 г. школа вновь стала функционировать. На здании школы установлена мемориальная доска, посвящённая Мозесу Мендельсону.

Семён просит нас рассказать подробнее о философских трудах Мозеса Мендельсона и о Ванзейской конференции, обсудившей вопрос «Об окончательном решении еврейского вопроса».
Общеизвестно, что гонение на евреев и, как цель, их уничтожение начались задолго до Ванзейской конференции. Гитлеровская книга «Моя борьба», Нюрнбергские законы, принятые в 1935 г. на съезде нацистов. Антиеврейские расистские законы, объявлявшие евреев гражданами с ограниченными гражданскими правами, запрещавшими пребывание евреев на государственной службе. «Закон о защите крови», который оставил человеческие права только за «лицами немецкой или родственной крови». «Хрустальная ночь» 9-10 ноября 1938 г., когда запылали синагоги по всей Германии, вдребезги были разбиты окна еврейских магазинов, впоследствии разграбленных. Уничтожение 267 синагог и молельных домов, гибель более 100 евреев, арест около 30 тысяч человек, разграбление более 7,5 тысяч еврейских магазинов и лавок – таков печальный итог «Хрустальной ночи». Предшествовал указ полиции, обязывающий всех евреев с 16-летнего возраста носить жёлтую «Еврейскую звезду» с надписью «Jude».
Евреям были выданы новые паспорта, в которых стояла красная буква «J». Последовали переименование улиц названных в честь евреев, запрет на работу евреев адвокатами и врачами, посещение еврейскими детьми школ, запрет на женитьбу и замужество с арийцами (и даже запрет на их интимные отношения), появились запретные таблички на парковых скамейках, в автобусах и трамваях, в ресторанах и кинотеатрах, запрет выхода евреев на улицы в дни немецких
праздников.

Мы рассказываем Семёну о мемориальной акции в квартале Bayerisches Viertel, где ныне на фонарных столбах многих улиц размещены таблички с изложением текстов этих человеконенавистнических параграфов фашистских законов. Впервые попав на эту улицу, несведущий человек вначале даже теряется, читая эти тексты тщательно задуманного беспримерного преступления.

Наряду с евреями фашисты истребляли этнические меньшинства синти и рома (цыгане), гомосексуалистов, представителей религиозных меньшинств, инакомыслящих и, в первую очередь, социал-демократов.
Вскоре в Берлине будут возведены мемориалы в честь погибших цыган, а также гомосексуалистов и лесбиянок.

Проходим несколько кварталов района Scheunenviertel. Семён удивляется, что на одном квартале со старинным Еврейским кладбищем, старой Еврейской школой и домами исторического проживания евреев находится евангелическая церковь Святой Софии с небольшим протестантским кладбищем, и тут же напротив – католическая больница Святой Ядвиги. Объясняем, что Берлин всегда был толерантным городом, и евреи никогда не жили в гетто.
А на вопрос, почему через 60 лет после войны в этом ныне престижном и очень дорогом районе города до сих пор многие дома стоят разрушенными и с прострелянными фасадами, нам ответить трудно. Ещё 3-4 года назад все дома в этом районе именно так выглядели. То ли в условиях ГДРовского антисемитизма этот район не хотели восстанавливать и в этом районе не хотели жить, то ли ныне собственники продолжают бояться возникновения требований реституции
от бывших владельцев.

Нас заинтересовала инсталляция французского художника «Пропавший дом» – на сохранившихся после бомбёжки стенах дома на всех этажах размещены таблички с еврейскими именами последних жильцов дома.

Мы останавливаемся у дома, в котором жила первая в мире женщина-раввин Регина Йонас, возведённая в сан в 1936 г. Мемориальная доска сообщает, что она погибла в 1944 г. в Аушвице (Освенциме). Как известно, корни либерального иудаизма – в Германии XVIII века. И не удивительно, что именно недавно в Берлине была проведена конференция
«Бед Дебора», на которой со всей Европы собрались женщины-раввины, женщины-канторы и все те, кто озабочен вопросами либеральных и феминистских форм иудаизма.

Поворачиваем на Oranienburger Strasse, и нам открывается вид на самое красивое еврейское сакральное здание в Европе – Новую синагогу, выполненную в мавританском стиле. Грандиозный золочённый центральный купол, боковые башни, напоминающие минареты. Ярко красочная отделка фасада необычна даже для восточного искусства. Газеты постоянно пишут о «тысячекратном волшебстве синагоги». Это здание стало символом самоутверждения богатой еврейской общины Берлина. Видные представители прусского государства во главе с канцлером Отто фон Бисмарком присутствовали на торжественном акте открытия синагоги 5 сентября 1866 г. Здание, созданное известными архитекторами Эдуардом Кноблаухом и Августом Штюлером, было взято под охрану государства.Новая синагога, вмещающая около 3 тысяч человек, была реформистского направления. В ней впервые появился нетипичный для еврейских синагог орган, звучало хоровое пение, служба велась на немецком языке. Синагога стала центром духовной и общественной жизни еврейской общины Берлина.

У Новой синагоги оказалась непростая судьба. В день «Хрустальной ночи» фашистские молодчики предприняли попытку её поджога. Верный своему долгу квартальный полицейский Вильгельм Кройцфельд остановил поджигателей, предъявив им документ об охране здания, как памятника архитектуры, и сообщив, что на открытии здания присутствовал сам Бисмарк. Ныне на здании Новой синагоги помещена мемориальная доска, увековечившая этот поступок Вильгельма Кройцфельда (1880 – 1953 гг.).

В 1940 г. нацисты ликвидировали Еврейскую общину и конфисковали здание синагоги, превратив её в свой склад-архив конфискованных документов берлинской Еврейской общины и полной картотеки евреев Германии.
В ноябре 1943 г. в здание синагоги попала английская бомба.
Несмотря на многочисленные протесты общественности Вальтер Ульбрихт в 1958 г. принял решение уничтожить разрушенный главный молельный зал синагоги. Времена изменились, и в 1988 г. Эрих Хонеккер, «воспылав любовью
к евреям», объявляет о начале восстановительных работ.
7 мая 1995 г., через 50 лет после освобождения от фашизма, состоялось второе рождение синагоги – её торжественное открытие с богослужением на иврите.

У нас завязывается разговор об архитектурных особенностях синагог.
В принципе, как мы знаем, общепринятых требований к архитектуре синагог нет.
За исключением требования их ориентации на Иерусалим. Синагогальное строительство за много веков испытало влияние практически всех стилей – от барокко и готики до постмодернизма.

У нас возникает вопрос – почему так часто приходится встречаться с использованием архитекторами синагогальных зданий мавританского стиля. Мы рассказываем Семёну об еврейских синагогах в Испании, в которых нам пришлось побывать. Об исторической синагоге в Гренаде, ставшей символом более чем тысячелетней «золотой эпохи» еврейского процветания в Испании. Вспоминаем, кто из нас и где видел построенные в арабо-мавританском стиле синагоги, а также интерьеры синагог, выполненные в восточном стиле. Главные синагоги в Толедо и Гренаде,
в Будапеште, Большая хоральная синагога в Санкт-Петербурге, Киевская синагога, синагога в Ужгороде.

В специальной литературе мавританский стиль называется «Мудехар» – эклектический стиль, содержащий элементы сирийского, персидского, индийского и даже китайского искусства. Интерьеры, получившие название «Альгамбра», характеризуются необычайной роскошью, богатством резьбового орнамента, многочисленными декоративными растительными виньетками, позолоченным декором, цитированием стихов из Торы и др.

Стараемся обосновать использование этого стиля евреями. Общеизвестно, что доля евреев в культуре арабского Возрождения велика, посему и мавританский стиль и стиль Альгамбра близки к еврейским эстетическим представлениям. И использование евреями арабо-мавританского стиля, ассоциирующегося с роскошью и богатством, вовсе не характеризует приписываемые еврейским общинам хвастовство и кичливость.
Теологами использование мавританского стиля в архитектуре синагог во все времена и во всех странах трактуется как подчёркивание ориентального происхождения еврейских общин и их будущего переселения в Израиль.

Приходим к выводу, что Новая синагога в Берлине самая величественно-красивая.
По крайней мере, в Европе. Наши берлинские сердца наполняются гордостью, но воспоминания о нынешних постоянных «военных событиях» в Еврейской общине Берлина тут же заставляют нас вернуться к суровой действительности. Сводки об общинных баталиях берлинских евреев, обысках и изъятиях полицией общинных документов не сходят
со страниц европейской и немецкой прессы, плохо скрывающей свою радость.
«Два еврея – три синагоги», а когда их 12 тысяч... А когда годовой бюджет общины около
27 млн. евро и 416 штатных сотрудников, не всегда довольных уровнем своей зарплаты…

Многолик сегодняшний мир иудаизма, отличающийся постоянно развивающимися духовными направлениями, – евреи ортодоксальные, прогрессивные (либеральные и консервативные), реформистские, реконструктивистские… Хасиды.
И, вдобавок, считающие себя «стопроцентными евреями и стопроцентными христианами» динамичные миссионеры «Jews for Jesus» («Евреи за Иисуса»), которые активно работают в среде иммигрантов из стран СНГ, не располагающими глубокими знаниями иудаизма.
Не так просто сегодня нашим иммигрантам разобраться в сложном мире иудейской религии.
Ко всему, германские и советские евреи – люди совершенно противоположного менталитета, они практически не имеют между собою контактов. Отсюда и многие с большим трудом разрешаемые проблемы берлинской еврейской общины.

Ныне в здании Новой синагоги размещён Центр иудаики, музей рассказывает о жизни евреев в довоенной Германии
и истории синагоги.
На одном из фото запечатлено участие Альберта Эйнштейна, играющего на скрипке, в одном из благотворительных вечеров, проводимых в синагоге.
Семён рассматривает проспекты и обращает внимание на проспект выставки «Альберт Эйнштейн – относительный еврей». Удивлённо спрашивает: «Так что, он еврей или не еврей?» Подтверждаем: «Еврей. Но … Относительный». Семён еще более недоумевает, требует объяснений.
Стараемся объяснить, хотя не уверены, что он согласится с приведенными доводами, ибо изначально считает, что «относительных евреев» не может быть. Или ты еврей, или, в лучшем случае, не антисемит, но не еврей…

Автор Теории относительности говорил: «Курицы переходят дорогу или дорога движется под курицами – зависит от вашей точки восприятия».
Так что, восприятие «относительности эйнштейновского еврейства» имеет право на существование. Мы обращаем внимание Семёна на титульную страницу проспекта – на ней Эйнштейн изображён, держащим в руке семисвечник.
И чтоб никто не сомневался, что это коллаж, семисвечник в руке учёного контрастно дорисован синим цветом.
Мы понимаем Семёна: постоянно навязываемая роль Эйнштейна – знаменитого еврея («Самый раскрученный еврей-брэнд»!), и вдруг – «относительный еврей»...
Что ж, и Теорию относительности уже столетие не все понимают, и через столетие человечество не знает, что с ней делать. Считается, что ныне в мире не более ста учёных, по-настоящему понимающих Теорию относительности.

В связи со 100-летием первой публикации Общей теории относительности и 50-летием со дня смерти Альберта Эйнштейна ЮНЕСКО был объявлен Международный год физики, в дополнение к которому в Германии был объявлен «Год Эйнштейна».
Весь 2005 г. вся Германия жила с мыслью об Альберте Эйнштейне.
Трудно описать, что происходило в стране. Масса выставок, конференций, семинаров, оперных постановок, клезмер-концертов, инсталляций, показ фильмов, проведение балов. На всех правительственных зданиях, зданиях Евросоюза, музеев, учебных заведений, больниц, гостиниц и др. – большие панно с высказываниями Эйнштейна.
«Слова Эйнштейна вдохновляют и сегодня», – сказал канцлер ФРГ Герхард Шрёдер.
В городе стояли большие буквы «Е» с размещёнными на них экспозициями. Эта акция называлась «Миля Эйнштейна». На прилавках одного книжного магазина, насчитав более ста посвящённых учёному новых изданий, мы прекратили счёт. А изобретательству сувенирного бизнеса удивляться не приходится. Альберт Эйнштейн явно обставил куклу Барби.

Германия не жила ни одного дня 2005 г. без Эйнштейн-шоу.
То, что происходило в Германии, иначе, чем «Покаянием» не назовёшь.
Стоит вспомнить отношение к Эйнштейну в Германии в 30-40-е годы.
В газетах – призывы к убийству учёного («Этому паршивому еврею следовало бы разорвать глотку!», «50 тысяч марок
за голову Эйнштейна!»), постоянные пропагандистские акции под лозунгом «Еврейская физика» не соответствует высоким стандартам «Арийской науки»!»
Фашисты конфисковали дом и имущество Эйнштейна в Капуте, сожгли его рукописи.
В 1931 г. Эйнштейн покинул страну, заявив о выходе из Прусской Академии наук.
Ему принадлежат следующие слова: «Живя в Швейцарии, я никогда не сознавал своего еврейства, и в этой стране
не было ничего, что влияло бы на мои еврейские чувства и оживляло бы их. В Берлине я понял, что лишь совместное дело, которое будет дорого всем евреям в мире может привести к возрождению народа».

Вспоминается и другое высказывание Эйнштейна: «Если моя Теория относительности подтвердится, то немцы скажут, что я немец, но если мою Теорию относительности опровергнут, то немцы меня объявят евреем».
Ныне же его имя вошло в десятку «Самых лучших немцев всех времён», которую в течении года выбирало всё население Германии, участвуя в специальной телепрограмме.

Но мы как-то отвлеклись от религиозной темы.
Эйнштейн родился в Швабии в ассимилированной и свободомыслящей мелкобуржуазной еврейской семье.
Он был религиозен до 12 лет, после которых стал убеждённым пантеистом, приверженцем философии Спинозы, отожествляющей бога с природой, утверждающей внутреннюю свободу и чувственное переживание мира.
Будучи далёким от традиционной веры в бога, Эйнштейн называл себя «глубоко религиозным неверующим», обладающим «космическим религиозным чувством».
Он говорил: «Это ложь, которую вы читали о моих религиозных убеждениях, ложь, которая систематически повторяется. Я не верю в собственного Бога, и я никогда не отрицал этого.
Если во мне есть что-то, что можно назвать религиозным, то это только безграничное восхищение устройством мира, постигаемое наукой. Самое непостижимое в этом мире – то, что он постижим. Я верю в бога Спинозы, который проявляет себя в упорядоченной гармонии сущего, но не в бога, который интересуется судьбами и поступками человеческих существ».
Как известно, Барух Спиноза, критически относясь к консервативному иудаизму и не принимая талмудистских положений, отказался посещать синагогу. И евреями был изгнан с проклятиями из Амстердама.

С 1919 г. Эйнштейн увлекается идеями сионизма, рассматривая его как способ покончить с дискриминацией евреев, укрепления еврейской самосознательности, а не как инструмент достижения политических целей. С этим и связано его высказывание: «Мне скорее по душе разумное соглашение с арабами на основе сосуществования в мире, чем создание еврейского государства».
С химиком Хаимом Вейцманым, возглавлявшим сионистское движение, Эйнштейн осуществил поездку в США, Японию
и Китай с целью пропаганды сионистских идей и сбора денег для Еврейского университета в Иерусалиме.
Им впоследствии было передано университету около 40 тысяч документов и факсимильных рукописей.
Отказавшись в 1952 г. от президентства Израиля, Эйнштейн заявил, что «не сможет принимать на себя моральную ответственность за решения других, которые могут перечить моим убеждениям».
Тема «Альберт Эйнштейн – относительный еврей» – многогранна и сложна.

Почувствовав на лице Семёна физическую и эмоциональную усталость от столько увиденного и услышанного за один день, решаем его развлечь посещением на Oranienburger Strasse Центра альтернативной культуры.
По дороге рассказываем «бородатый» анекдот, любимый физиками.
О том, как задолго до разработки Эйнштейном теории о времени и пространстве она была сформулирована ротным поручиком: «Солдат Иванов, копать окоп будешь от забора и до обеда!». Семён смеётся: «Только сотня учёных мира понимают теорию Эйнштейна, а салага Иванов её понял сразу. Не то, что «Е равно МЦ в квадрате»...».

Семён обращает внимание на нашу забывчивость – пропущенный нами рассказ о деятельности Мозеса Мендельсона.
Но мы преднамеренно стремились уйти от сложных философско-теологических тем. Достаточно, что мы только что говорили о приверженности Эйнштейна пантеизму (спинозизму), чтоб тут же развивать тему «Мендельсон – противник пантеизма», а, вот, Гёте, наоборот, авторитет Спинозы признавал до глубокой старости, Гегель говорил: «Спиноза является таким основным элементом современной философии, что можно в самом деле сказать: ты или придерживаешься спинозизма, или ты не придерживаешься никакого философского учения».

Мозес Мендельсон был идеологом еврейского Просвещения – Гаскала.
Идейного, общественного и культурного движения по ассимиляции евреев Германии. Размышляя об удручающем положении евреев в Германии и вовсе не желая реформировать иудаизм, Мендельсон считал необходимым приобщение евреев к общечеловеческим ценностям, к немецкому языку и культуре. Считал, что без этого нельзя будет преодолеть традиционную обособленность нации, нельзя будет вывести евреев из гетто. Он впервые перевёл на немецкий язык Пятикнижие Моисеево. При нём богослужение стало проводится на немецком языке.
Философское наследие Мозеса Мендельсона велико, оно требует отдельного и серьёзного разговора.

Ныне в публикациях встречаются утверждения некоторых авторов об, якобы, косвенной причастности Мозеса Мендельсона к Холокосту, дескать, вызванному Божьи гневом и наказанием за какое-то отступничество.
Семён соглашается с нами, что искать причины Холокоста в грехах еврейского народа – дело неблагодарное.
Попутно, всё же, замечаем, что дети и внуки Мозеса Мендельсона приняли евангелическую веру…

Впервые видя на картине изображение Мозеса Мендельсона, Семён спрашивает –
не карикатурно ли оно? Нет, этот человек великого духа был очень малого роста,
с искривлённым из-за болезни позвоночником, горбат.
Вот таким прошёл 14-летний юноша через единственно разрешённые для евреев Розентальские ворота Берлина. Таможенная запись засвидетельствовала: «Сегодня прошло
6 быков, 7 свиней и один еврей». Еврей обязан был платить за себя пошлину, равную ввозу скота. При лучине свечи Мендельсон изучил немецкий, французский, английский и латинский языки, труды ведущих философов и теологов современности, естествознание и математику.
И стал выдающимся философом еврейского Просвещения XVIII века.

По дороге в Центр альтернативной культуры обращаем внимание Семёна на находящиеся перед многими домами так называемые «камни преткновения» – вмонтированные в тротуар перед домами мемориальные бронзовые плитки, на которых выгравированы имена евреев - бывших жителей домов с указанием дат их рождения евреев и депортации в гитлеровские концлагеря. Сообщаем, что эту акцию инициировал на собственные средства немецкий художник из Кёльна Гунтер Демниг.
О том, чтоб осуществление такой мемориальной акции сегодня было разрешено в городах Украины, наверное, приходится только мечтать.

Все разрушенные и пустующие дома района Oranienburger Strasse после войны были самозахватно заняты, в основном, представителями альтернативного искусства – художниками, скульпторами, металлистами.
Мы посещаем самый известный в Европе центр «Тахелес», обосновавшийся в разрушенном здании довоенного «Пассажа», принадлежавшего евреям. Семён говорит, что слово «Тахелес», переводимое с идиш как «откровенное слово», часто употребляется евреями в разговорной речи («Будь правдив!»). Именно это еврейское понятие – «Говорить открытым текстом» – утвердили в основу своей деятельности в историческом еврейском квартале представители нетрадиционного искусства. Одному из нас несколько раз приходилось видеть «тахелесские» сварные произведения андеграундного искусства в частных коллекциях американских банков, демонстрируемых ими в своих лобби. Сегодня берлинцев очень печалит умирающая судьба такого необычного «Тахелеса» с его спрей-коллажными стенами, заставленной инсталляциями из трофеев минувшей войны огромной территорией, мастерскими скульпторов-сварщиков, театрами-клубами, кафе с необычными интерьером и мебелью, международными коммунами свободных художников, размещёнными на стенах на уровне четвёртого этажа автомобилями и самолётами. Не назовёшь же «Тахелесом» чикагский Музей полиции, на стене здания которого также укреплена полицейская машина.

Но нельзя не радоваться тому, что этот еврейский район, который традиционно до войны был и центром художественного ремесленничества, ныне продолжает художественные традиции. На всех улицах десятки галерей и художественных магазинов ныне напоминают район нью-йоркского Сохо. Раз в году сотни галерей одновременно в один день проводят свои вернисажи во время «Ночи галерей». И не замирает здесь современная еврейская жизнь в двух синагогах, еврейских школах и спортзалах, доме для престарелых, центре Анны Франк, редакциях еврейских газет и журналов, нескольких еврейских ресторанах и кафе, кошерных магазинах, еврейском театре в Хакеше-Хёфе,
на ежегодном празднике еврейской улицы, носящей имя поэта Курта Тухольского.

А по вечерам – придорожный парад ярко одетых красивых девушек, избравших именно Oranienburger Strasse для своего дефилирования, что явно свидетельствует об уважении представительниц древнейшей профессии
к представителям древнейшего народа…
Сообщаем Семёну, что это взаимно – члены еврейской общины во многом способствовали принятию Бундестагом
в 2002 г. закона о полном снятии с проституции определения безнравственной профессии. Ныне путаны, объединённые в профсоюзы, получили доступ к гражданскому и пенсионному страхованию, имеют право на получение пособия по безработице. Хотя, как её докажешь? Даже ребе, к которому мы обратились за разъяснением, не смог дать определённый ответ – в темноте, мол, трудно оценить рабочую обстановку…

По выражению лица Семёна не чувствуется, чтоб он проявлял особую радость за процветающую секс-индустрию Германии, в которой занято более 400 тысяч женщин, осуществляющих по статистике ежедневно 1,2 миллиона сексуальных контактов, солидно пополняющих налоговый бюджет страны (Статистика знает всё!).
Спрашиваем: «А как дела с Этим в Израиле?»
Этот вопрос оказывается, пожалуй, единственным, в котором Семён проявляет неосведомлённость. Обещает по приезде домой подробно изучить. Если жена позволит…

В заключении нашей встречи мы посещаем Мемориал памяти погибших евреев Европы.
27 января 1945 г. советские войска освободили узников концлагеря в Освенциме. Федеральным президентом Германии Романом Герцогом было предложено отмечать эту дату как День памяти жертв нацизма. По этому случаю депутаты бундестага традиционно проводят заседание, которое открывается исполнением реквиема немецкого композитора Дитриха Лоффа, написанного на слова еврейских поэтов, переживших ужасы Катастрофы.
Все присутситвующие на заседании одеты в тёмные костюмы.

Берлин. Мемориал памяти погибших евреев Европы.
Фото автора.

Трагическая судьба еврейского народа в середине ХХ века вошла в историю под названием Холокост («жертвоприношение, всесожжение» – греч.). День Катастрофы, называемый также – День памяти жертв Холокоста международной общественностью отмечается также 9 апреля. Это дата начала восстания в 1943 г. в Варшавском гетто, которое стало символом мужества обречённых на смерть людей.
В Берлине в этот день зачитываются имена всех 55 тысяч берлинских евреев, погибших в страшные времена нацизма.

Более 15 лет в Германии был спор о том, каким должен быть в Берлине памятник европейским евреям – жертвам Холокоста. Вопросом возведения мемориала занимался Попечительский совет «Фонда памятника убитым евреям Европы», возглавляемый председателем бундестага Вольфгангом Тирзе. В состав Наблюдательного совета Фонда вошли видные общественные и политические деятели Германии. Затраты на проведение работ составили 27,6 млн. евро.

У нас завязывается дискуссия о концепции Мемориала, реализованном американским архитектором Питером Эйзенманом.
Необычность концепции Мемориала удивляет Семёна. И колыщащееся каменное «человеческое море» из 2700 стел,
и непривычное поведение на стелах сидящих, лежащих и даже кушающих людей. Кроме того, его удивляет отсутствие на стелах граффити тогда, когда весь Берлин разрисован спрееманами. Последнее легко объяснимо наличием защитного покрытия стел, обеспечивающего защиту от неофашистов. Объяснить же концепцию Мемориала и поведение посетителей Мемориала нам немного сложнее. Архитектор как-то рассказал, что идея концепции Мемориала ему была навеяна на кукурузном поле в штате Айова, где он жил: «Когда углубляешься в посадку кукурузного поля, то не видишь выхода. Такой была судьба европейских евреев при нацизме». Проект Эйзенмана необычен, прежде всего, тем, что не содержит привычной мемориальной символики памятника. Мы обращаем внимание Семёна на выходящие за габариты Мемориала и расположенные прямо на городском тротуаре плиты, в плане имеющие конфигурацию стел.
Мы понимаем это так, что умершие выходят к нам, живым, в город. Или, наоборот, мы приходим к ним.
В общем, они пребывают среди нас и мы живём среди них. И поэтому у нас нет шокирующего отношения к поведению людей на территории Мемориала.
И может только радовать нахождение на стелах Мемориала большого количества молодёжи и пожилых людей из разных стран, ритуально посещающих Мемориал.

У нас завязывается разговор об официальной государственной политике страны, официальных обменах визитами президентов Израиля и Германии. Обо всём этом Семён отлично осведомлён, но Мемориал памяти убитых евреев Европы его потряс. Потрясло занимаемое Мемориалом место в самом центре города – огромнейшая территория в трёхстах метрах от Бундестага! Символично, что именно на этом месте был расположен бункер Гитлера.
«Я себе представить не мог, что такое может быть в Берлине, – говорит Семён. Возле Кремля не то, что нет такого мемориала, но даже не воздвигнут Мемориал памяти погибшим советским воинам в Афганистане».

Действительно, Семён прав. И мы ему рассказываем о своём посещении в Вашингтоне величественного Мемориала памяти погибших американцев во Вьетнаме. Мемориале, где перечислены имена всех погибших с указанием из какого они штата Америки. Мемориале, расположенном на площади прямо перед зданием Конгресса, в трёхстах метрах от Белого дома.

Прежде, чем попрощаться, заходим в «Room of Silence» у Бранденбургских ворот. И молча сидим в окружении рядом сидящих людей разных национальностей, мировоззрения и религиозной принадлежности.
Молча смотрим на стенной тканный ковёр, символически изображающий свет, вырывающийся из тьмы.
И каждый по-своему обращается к своему Богу, прося, чтоб ХХI век не был таким жестоким и трагичным как ушедший.
Вспоминаем своё посещение такого же «Зала размышлений» в здании Организации Объединённых Наций в Нью-Йорке, послужившего прообразом берлинского «Зала тишины».
Вспоминаем, что по предложению Ребе Любавичского в Америке во многих школах была введена «Минута молчания»
в начале занятий, чтоб вспомнить о Всевышнем и мысленно обратиться к нему с молитвой.
Это в чём-то символично, что берлинский «Зал тишины» размещён именно в Бранденбургских воротах, изначально задуманных как «Ворота мира».

Вместе с Семёном мы сопережили некоторые фрагменты истории евреев Германии, вместе с Семёном задавали себе вопросы: «Почему и зачем мы здесь? И кто мы здесь? Какое будущее ждёт Германию?
Какой будет еврейская жизнь в Германии ХХI века? Смогут ли евреи тут приобрести новую Родину?»
Семён просит, чтоб мы как-то откровенно высказали ему своё отношение к сегодняшней Германии, к своему приезду
в эту страну.

Что ж, признаёмся, что мы, приехавшие в Германию на ПМЖ, никогда не сможем себя полностью отожествить
с Германией, что эта страна станет Родиной для будущих наших поколений, но никогда не станет нашей Родиной.
Но это близкая нам по культуре европейская страна, в которой можно жить и чувствовать себя свободным и защищённым.


Феликс Нусбаум.
Автопортрет с еврейским паспортом.
1943 г.

Страна, осудившая своё чёрное прошлое и не допускающая его возрождения.
Страна, ныне протянувшая руку дружбы и помощи евреям.
Страна, постоянно стоящая на стороне Израиля и оказывающая помощь Израилю.

Да, мы не можем забыть того, что здесь произошло. В вагоне метро, мы смотрим в глаза напротив сидящих людей и думаем: «Вот этот мог быть нацистом, служить в концлагере. А эта могла вытягивать руку и истерично кричать: «Хочу ребёнка от фюрера!» А сидящий напротив скинхед, может, ныне направляется на очередную фашистскую акцию».
Но другие мысли тут же перебивают наши рассуждения: «Только что вновь сообщили об антисемитских высказываниях ведущих политиков России и Украины, об акциях российских и украинских неофашистов, об осквернении там синагог и еврейских могил, о нанесении молящимся в московской синагоге ножевых ран».
Фашистское прошлое Германии не может не довлеть, но, в то же время, прагматично понимаешь, что евреи исторически всюду находились и находятся в условиях выживания.

Ну, а существование еврейской диаспоры в США, Канаде, Германии, Франции,
Австралии и других странах – это, безусловно, залог существования и самого Израиля.
В равной степени, как статус евреев всего мира зависит от Израиля.
До войны в Германии жило 500 тысяч евреев, Холокост пережили 15 тысяч человек.

Ныне в Германии живут около 160 тысяч евреев и членов еврейских семей, 84 еврейских общин страны
насчитывают 82 тысяч членов. И страна продолжает приём еврейских семей на ПМЖ.
Нам трудно утверждать, что мы являемся продолжателями традиций той самой довоенной еврейской общины Германии, но наше активное участие в возрождении новой еврейской жизни в Германии безусловно.

В Берлине самая быстрорастущая еврейская община в мире, насчитывающая сегодня
12 тысяч человек. В берлинской общине преобладают либеральный, консервативный и реформистский иудаизм,
что не может не импонировать иммигрантам, в большинстве своём не приобщённым к иудаизму.

Ныне выходцы из бывшего Советского Союза составляют большинство в общинах. В Германии, по сути, зарождается новое еврейство.
Нам уже пришлось побывать почти во всех замечательных европейских столицах, но мы искренне любим Берлин и смеем утверждать, что Берлин – прекрасный город. Он обладает энергией, которая не может не заражать.

У Семёна, как у любого израильтянина, были свои стереотипы по отношению к Германии
и к нам, приехавшим в Германию на ПМЖ. Мы не знаем, с какими мыслями он покинул Германию, но уверены, что это уже был человек с несколько изменившимся образом мыслей.

Мы прощаемся с Семёном, взаимно благодарим друг друга за интересное общение. Семёну предстоит провести в Берлине ещё пять дней. Составляем ему подробный план экскурсионного пребывания в эти дни.

Прежде всего, рекомендуем посещение Еврейского музея, замечательного архитектурного творения Даниэля Либескинда и создателя оригинальной музейной концепции новозеландца Кена Горби. Польский еврей Даниэль Либескинд с 1965 г. живёт в США, где окончил музыкальное училище, защитил диплом архитектора, ныне на территории Ground zero возводит по своему проекту Монумент памяти погибших 11 сентября
2001 г.
Архитектурная концепция здания музея воспринимается неоднозначно.
Кто-то видит в нём молнию, ударившую по европейским евреям во времена нацизма, или разорванную звезду Давида, кто-то видит поверженный знак нацистов.
На церемонии открытия музея канцлер Германии Герхард Шрёдер сказал: «Европейская культура, в том числе немецкая культура, невозможны без еврейского вклада».

Музей рассказывает об истории евреев на территории Германии, насчитывающей почти два века.
Недавно музей отметил своё пятилетие и миллионного посетителя.
Ныне музей возглавляет Михаэль Блюменталь, человек интереснейшей судьбы.
Его семью застала в Берлине «Хрустальная ночь», гибель отца в Освенциме, затем пребывание ребёнка в Бухенвальде, счастливейшее освобождение и выезд в Шанхай, в 1947 г. получение разрешение на приезд в США.
Карьера в США – профессор Принстонского университета, советник президента США по вопросам внешней торговли, министр финансов США. В 1997 г. правящий бургомистр Берлина пригласил Михаэля Блюменталя возглавить Еврейский музей.
Советуем Семёну в память о посещении музея отчеканить на монете силуэт Мозеса Мендельсона.

Рекомендуем посетить Культурный центр еврейской общины на Fasanenstrasse. Архитектор Эренфрид в 1910 г. построил синагогу в романо-византийском стиле.
Ныне новое здание Культурного центра украшает первоначальный портал синагоги, напоминающий о величии прежней постройки, разрушенной нацистами.
Чёрный монумент на площади перед входом в Культурный центр символизирует разрушенную Тору.
А рядом на стеле изображена карта Европы с указанием размещённых нацистами концентрационных лагерей в разных странах.

Рекомендуем посещение района Prenzlauer Berg, где недавно консервативная синагога на Rykestrasse отпраздновала свое 100-летие. Знаменитый нью-йоркский негритянский кантор Джошуа Нельсон, исполнявший во время праздничного концерта в синагоге госпел в стиле спиричуэлс, заставил весь зал, в том числе присутствующих на торжестве Федеративного президента Германии Хорста Кёлера и мэра Берлина Клауса Воверайта, хлопая в ладоши, вскочить со своих мест.
В пятницу вечером во многих ресторанах Пренцлауер Берг можно отведать традиционную рыбу-фиш.


Одесса, Мемориал Холокоста.

Мы весь день ходили по прекрасному Берлину, любовались стариной и современными строениями эклектичного города, встречали приветливые лица. В наших ушах слышалось постоянное шипение – «Битте шён» и «Данке шён», произносимых по поводу и без повода немцами, самыми вежливыми европейцами.
И мы ловили себя на мысли: «Как же в Германии, такой высоко цивилизованной и культурной стране, давшей миру Фридриха Шиллера, Генриха Гейне и Иоганна Гёте, Людвига ван Бетховена и Иоганна Баха, Иммануила Канта, Александра и Вильгельма фон Гумбольдтов, Альберта Эйнштейна и Макса Планка, Карла Шинкеля и Иогана Шадова, Альфреда Месселя и Кристиана Рауха, Карла Маркса и Фридриха Энгельса, Феликса Мендельсона-Бартольди и Франца Шуберта, Лукаса Кранаха и многих других выдающихся людей, смог родиться фашизм, принесший столько бед человечеству?».

Альберт Эйнштейн называл национализм и антисемитизм «корью человечества».
Нам подумалось, что, может, евреям следовало бы в своих записках, кладущихся между камнями Стены плача, обращаться не только к Богу, который тысячелетиями не может искоренить зло антисемитизма, но и к генетикам….

 

Александр Маниович
ДОМ ДЕРИБАСА (Берлин)
Газета "Одесскiй листокъ". США.
Январь-Февраль 2006 г.



Главная страница


Начало
страницы


Все права принадлежат авторам материалов. Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт DeribasInfo.de обязательна.
 © Александр Маниович, идея, концепция.

Impressum | Copyright © 2006 HAUS DERIBAS e.V. Berlin