САЙТ В САЙТЕ
Альманах "ДОМ ДЕРИБАСА"

 
 
Публикации
У них была счастливая и драматическая судьба
Я живу в Теддиграде
Джинсовая история
Футбол - наша страсть
О Красной Свинье замолвите слово
Зиновий Эрлихман.
Творческая визитка
  Эрнест Гуревич.
Творческая визитка
Аркадий Хасин.
Творческая визитка
Александр Маниович,
Творческая визитка
Все на кушетку!
(Зигмунд Фрейд и Одесса)
Потеряное КУ

 

Сайт в сайте

АЛЬМАНАХ
"ДОМ ДЕРИБАСА"


Публикации


ТВОРЧЕСКАЯ
ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА
ЧЛЕНА ПРЕЗИДИУМА
"ДОМА ДЕРИБАСА"

 

Ернест Гуревич
НАША ОДЕССА

Господи, какой город! Название звучит в ушах песней, реже - сладковато-лирической, чаще - поддельно-блатной... Катается на языке жемчужиной -
той самой, которая у моря. А какие люди растили эту жемчужину!
Одни имена чего стоят! Дерибас, Ришелье, Деволан, Ланжерон...
Если не персонажи книг Дюма, то уж наверняка герои жестоких романсов.
Но самое удивительное - то, что люди эти действительно были.

Присуждение премии

ПАМЯТЬ

 

Они, вопреки многолетним настойчивым утверждениям советской пропаганды, вовсе не были политическими эмигрантами из революционной Франции. Они приехали в Россию, привлечённые её боевой славой, в надежде проявить свои способности военачальников и администраторов на полях сражений и на новых российских землях, освобождённых от власти турок. И судьбы этих людей удивительным образом сошлись в Северном Причерноморье, где десятилетиями прозябало захолустное турецкое местечко Хаджибей.

Начнём с Дерибаса. Родившийся в Неаполе сын каталонца и ирландки, офицер армии неаполитанского короля, дежурный командир при Потёмкине во время взятия Очакова и, в то же время, капитан канонерской лодки, получив под своё командование самостоятельно действующий отряд, без согласования с вышестоящими чинами разработал план сражения и 14 сентября 1789 года взял Хаджибей. И сразу принялся осуществлять здесь свою идею создания города европейского типа с самым значительным портом на Чёрном море. Находившийся при нём военный инженер голландец Франс Деволан разработал план города и порта. Исторический центр нынешней Одессы - это воплощенный
в жизнь план Деволана.

Дерибас понимал, что создание города и порта даст толчок к развитию в тех краях производства зерна, которого остро не хватало тогдашней Европе. Но ничего не бывает на свете просто так. Дерибас, при всех своих достоинствах, никогда не забывал о собственном кармане, за что и был смещён с должности градоначальника в 1800 году. Пришедший ему на смену Ришелье сразу начал воплощать в жизнь проект, который многие считали утопией. И дело было не только в создании крупного населённого пункта европейского типа. Параллельно с улицами, площадями, дворцами создавалась и система экономической жизни, институт масштабных внешнеторговых операций. Для этого Ришелье, этот рачительный Дюк, «домашний герцог одесситов», привлёк сюда специалистов и инвесторов из Европы, от столяров и булочников до опытных мореходов и негоциантов. Необыкновенно быстро сформировалась инфраструктура, необходимая для осуществления экспортно-импортных операций: морские коммерческие конторы, банки, торговые дома, страховые общества.

Именно в начале XIX века начала складываться космополитическая Одесса, ориентированная на европейские культурные ценности. Естественно, Ришелье заботился о создании для пребывающих сюда иностранцев и россиян соответствующей культурной атмосферы, хотел, чтобы их привлекало сюда и более высокое качество жизни. В 1804 году тут уже действовала коммерческая гимназия, в 1805 году был открыт лицей, в 1806 году — большой зал для балов
и собраний, в 1808 году появились первые промышленные предприятия, в 1809 году открылся городской театр. Ришелье, говоря современным языком, сумел победить местную мафию и поставить на место чиновников министерства финансов, после чего в Одессу хлынули купцы, через порт пошёл поток транзитных товаров. Под стать Дюку был и Михаил Воронцов. Трудно даже перечислить все то, что он сделал для города. Лучшие здания и сооружения, пожарные команды, мосты, замощенные улицы, больницы, пароходное сообщение, паровые мельницы, музеи, библиотека, учебные заведения... На исходе воронцовской эпохи через Одессу проходило 37% всего российского хлебного экспорта и 60% южно-российского. В городе тон задавали промышленники и купцы, потому что их деятельность, ориентированная на мировой рынок, обеспечивала Одессе процветание, развитие, достойное место
в Российской империи.


Но к началу 60-х годов положение резко изменилось. В мире появились новые страны-производители зерна. Чтобы угнаться за ними, нужно было внедрить новые — поистине революционные — сельскохозяйственные технологии, новые виды переработки и транспортировки сырья. Время, когда всё в городе работало «на море», ушло. Суровые изменения оказались неизбежными. Создание новых промышленных предприятий, превращение порта из зернового
в многопрофильный — важнейшая глава в истории города; правда, выглядит эта глава уже не так романтично. Безусловно, созданный в предыдущие годы интеллектуальный потенциал, предприимчивость и гибкость предпринимателей сыграли свою положительную роль в «перестройке» системы хозяйства, но она была бы невозможна без полного изменения управления городом на самых демократических началах. По инициативе градоначальника графа Строганова специальный комитет разработал для Одессы «Городовое положение», утверждённое правительством и царём в 1863 году, когда краем управлял Коцебу, немец по национальности, боевой генерал и талантливый гражданский администратор по призванию.

«Городовое положение» это было более демократичным, чем московское и петербургское, оно отражало высокий уровень гражданского общества Одессы, его цивилизованность и европеизм, Именно избираемая городская дума обеспечила реализацию грандиозных работ: мощение улиц булыжником, газовое освещение, пуск днестровского водопровода, замена портовой гидротехники с деревянной на каменную, открытие Одесско-Болгарской железной дороги, создание канализации, ливневых коллекторов и полей орошения, пуск сначала конки, потом электрического трамвая, электрификация центра, строительство дач-санаториев на Куяльницком лимане. Без всего этого город на стал бы значительным индустриально-портовым центром, той Одессой, что благополучно дожила до революции и гражданской войны.

В этой обстановке и сложилось население, которому был нужен оперный и другие театры, огромное количество библиотек, книгоиздательства, Университет, лекционные залы, музеи, национальные культурно-просветительские общества. Здесь всегда кипела культурная жизнь. Пушкин в начале 20-х годов XIX века посещал здесь итальянскую оперу, концерты, собрания литераторов. С университетом была связана деятельность таких корифеев науки, как Мечников, Сеченов, Умов, Заболотный, Гамалея и др.
Огромной поддержкой местной интеллигенции пользовалась работа Н. И. Пирогова на посту главы Одесского учебного округа. Австрийские архитекторы и строители Оперного театра Фельнер и Гельмер с большим уважением и теплотой вспоминали своих одесских коллег — промышленников, местных инженеров, техников, квалифицированных рабочих.
Нельзя не отметить также, что местные селекционеры вывели уникальные породы деревьев и создали целую систему их выращивания в условиях довольно засушливого климата.

Градоначальники, городские головы, депутаты думы прекрасно понимали роль литературы и искусства в жизни города и всячески способствовали инициативам частных лиц и общественных организаций. История развития в Одессе всех сторон культурной жизни может быть полностью описана лишь в многотомной энциклопедии. Многонациональное население, постоянные связи с Россией, Украиной, Бессарабией, влияние Средиземноморья и других европейских стран, бурное развитие города - вот важнейшие факторы, обусловившие своеобразие одесского быта и специфику знаменитого говора — ни на что не похожего, афористичного, насыщенного невероятным, убийственным юмором. Любой русскоязычный человек всегда и везде узнает одессита, стоит тому лишь открыть рот.

Всё это весьма способствовало появлению местной литературы, большого количества периодических изданий, своеобразной эстрады песенно-разговорного жанра. Можно без конца перечислять живших в Одессе или связанных с ней мастеров литературы и искусства, но лучшие из них и без того прекрасно известны широкому читателю. Одесса многими воспринимается через Бунина, Куприна, Бабеля, Багрицкого, Олешу, Славина, Столярского, Гилельса, Утёсова, Хенкина, Коралли, Жаботинского. Многие из этих мастеров, почувствовав, что советской власти не нужен этот своеобразный вольнолюбивый город, а нужен лишь обычный областной центр, ещё в годы НЭПа покинули Одессу и перебрались в Москву, Питер, Киев. Такая тенденция продолжалась до конца советского периода, яркий пример тому - судьба Жванецкого, Ильченко и Карцева. В советское время город развивался как портовый, промышленный, курортный, вузовско-научный центр, но всё это — в определённых централизованной системной рамках и в условиях постоянной неустанной борьбы с местным своеобразием. Получив от прошлого образцовое городское хозяйство, власть, местная и вышестоящая, не заботилась о поддержании его в должном состоянии. Катастрофа угрожает известному Оперному театру.

Массовая эмиграция, начавшаяся в 70-х годах, оказалась для Одессы, в силу её специфического национального состава, более ощутимой, чем для многих других городов. Уехали носители традиционного «одесского» менталитета, среди которых было немало блестяще образованных людей и прекрасных специалистов. На их место пришли богатые предприниматели из других городов, что поставило перед Одессой непростые политические проблемы. Одесситы же
в эмиграции ведут себя по-разному, но в массе своей лучше интегрируются и достигают большего профессионального успеха, чем выходцы из других городов. В США, Израиле, Австралии, Канаде, в меньшей степени в Германии успешно работают одесские землячества и клубы, много делающие для сохранения культурного наследия, возрождения по крупицам того, что замалчивалось, фальсифицировалось. Активно участвуют они и в культурной жизни родной Одессы: публикуют интересные материалы, выступают на тамошних конференциях, оказывают спонсорскую помощь.

В Калифорнии, в её Силиконовой долине, немало фирм, где целые отделы состоят из одесситов, нередко из бывших коллег по работе. Не нашедший работы после блестящего окончания института Александр Калина ныне входит в первую десятку американских специалистов по теплотехнике. За реализацию одного из своих проектов он получил свыше
30 миллионов долларов. Примерно так же сложилась судьба и у Анатолия Бурштейна, являющегося ныне ведущим специалистом по химической физике в самом значительном научном центре Израиля — институте им. Вейцмана.
Много оригинальных, сложных по конструкциям зданий построил в Лос-Анжелесе Израиль Кочубей. Большим уважением среди психотерапевтов и психоневрологов Америки пользуется владеющий ныне собственной клиникой
в
Сан-Франциско Вадим Квиташ.
Успешно руководил морскими исследованиями в южной части Чёрного моря по заказу правительства Турции ставший американцем выпускник одесского Гидромета Давид Толмазин. Он более двадцати лет прожил с пересаженным сердцем, не оставляя преподавательской работы и службы в отделе Госдепартамента. В 2004 году ушёл из жизни. Недавно стал пенсионером крупный специалист по математическому обеспечению функционирования средств связи
во всемирно известном концерне АТТ Вилем Турин. Постоянно выходит в эфир на радио «Свобода» с интереснейшими историческими материалами одесский писатель Аркадий Львов.

Бывших одесситов не бывает! Каждый из них хранит в душе свой родной, совершенно неповторимый город, где 210 лет назад так прекрасно сошлись Запад, Восток и Юг.
Поэтому от всего сердца хочу поздравить моих дорогих земляков с нашим общим юбилеем.
Да хранит нас память об Одессе долгие годы!

Газета "Зарубежье". Нюрнберг (Германия).
3 сентября 2004 г.



Главная страница


Начало
страницы


Все права принадлежат авторам материалов. Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт DeribasInfo.de обязательна.
 © Александр Маниович, идея, концепция.

Impressum | Copyright © 2006 HAUS DERIBAS e.V. Berlin